Почему на Россию надели «смирительную рубашку»

кризис

Что ждет человечество в будущем? Грозят ли ему войны и кризисы? А может, напротив, планета станет более благоустроенной? Сможет ли Россия вписаться в новую обстановку или пойдет своим путём?

Кaк измeнился мир, кoгдa в Китae прикaзaл дoлгo жить мaoистский рeжим, и Дэн Сяoпин нaчaл oсущeствлять свoи рeфoрмы? Нa рубeжe 1970-x – 1980-x вряд ли ктo-тo тoлкoм пoнимaл, чтo прoизoйдeт с чeлoвeчeствoм в рeзультaтe китaйскoй трaнсфoрмaции. Всe рaдoвaлись тoму, чтo Пeкин пeрeстaл быть нeпoсрeдствeннoй угрoзoй миру, снижaeтся вeрoятнoсть ядeрнoй вoйны, и знaчит, нaше существование стaнoвится стaбильнee. Нo нa сaмoм дeлe стaбильнoсти убaвилoсь.

Жизнь пoмeнялaсь рaдикaльнeйшим oбрaзoм. Тoлькo пeрeмeны прoизoшли нe в сфeрe мeждунaрoднoй кoнфрoнтaции, с кoтoрoй рaньшe ассоциировался Китай, а в экономической области, где имели место своеобразные побочные результаты отказа пекинских правителей от старого безумного курса. На трудовой фронт внезапно вышли тысячи низкооплачиваемых работников. Капиталы из развитых стран стали мигрировать в Китай. По всей планете потребители стали приобретать дешевые вещи, которые были бы намного дороже, если бы их производили в Англии или в Японии.

Японцев, которые перед этим считали себя самой успешной нацией в экономике, поразила длительная депрессия. Система пожизненного найма, считавшаяся японским ноу-хау, обеспечивавшим благонамеренность работников фирме и их высокую производительность, теперь стала камнем, тянущим экономику на дно. Лояльность старых, не приспособленных к переменам трудящихся, была уже не нужна, а издержки производства их содержание сильно повышало. С целью преуспеть в конкурентной борьбе, японские компании стали переносить дело в соседний Китай с его низкими зарплатами и отсутствием «дармоедов», которым вечный наем гарантирует рабочее место.

Для России китайский вариант со временем обернулся притоком нефтедолларов, поскольку растущее народное хозяйство восточного соседа предъявляло огромный спрос на энергоносители. Приток нефтедолларов обеспечил в XXI веке рост реальных доходов населения и тем самым стабилизировал построенный Путиным массово-политический режим. Если бы Китай не вошел в процесс глобализации, Россия была бы сегодня значительно беднее, и вряд ли режим мог бы благополучно существовать. В известном смысле он является побочным результатом отказа от маоизма в Китае. США во многом благодаря китайским деньгам имеют сегодня возможность покрывать займами вечный дефицит государственного бюджета.

Американский госдолг вырос до размеров, которые в 1980-е вряд ли кто-то смог бы спрогнозировать. Экономистам недавнего прошлого казалось, что подобные финансовые пирамиды должны быстро рушиться. Однако в мире на сегодняшний день скопилось много свободных денежных средств (в том числе китайских), которые инвестируются в американские государственные бумаги как наиболее надежные.

Трансформация, которая похожа на китайскую, происходит и в Индии. И вот американцы с удивлением обнаруживают, что обработка их налоговых деклараций все чаще осуществляется индийскими бухгалтерами, контактирующими с Америкой через Интернет. Сотни тысяч индийцев отвечают на звонки американцев в колл-центрах, причем звонящие не догадываются, что их проблемы решает человек не из соседнего офиса, а из страны, находящейся за двумя океанами.

В отдельных точках земного шара могут внезапно происходить политические события, которые делают несметное число людей на земле беднее, причем большая часть пострадавших вряд ли понимает, что именно повлияло на их жизнь. Скажем, поддержание высокого уровня цен на энергоносители является следствием не только растущего спроса производителей из развивающихся стран, о котором шла речь выше, но также результатом нестабильности в регионах, специализирующихся на производстве нефти и газа. Любая революция на Ближнем Востоке или пертурбаци в одном из арабских государств приводят к скачку цен, поскольку попутный рынок опасается временного сокращения добычи или даже уничтожения разработанных скважин противоборствующими сторонами.

Пусть в какой-то очередной неприметной для обывателя стране начинается апгрейд. В этой стране, вчера страдавшей от голода, пока держится совсем низкий уровень жизни и соответственно, низкий размер оплаты труда. Значит, там можно разместить производство, которое стало в последние годы сравнительно дорогим из-за повышения зарплат в тех странах, где заводы выносились из Америки или Европы 10–20 лет назад. При этом странам, не желающим терять интерес иностранных инвесторов, надо постоянно помнить о маленьких заокеанских народах, которые сегодня пока «на деревьях сидят», а завтра благодаря реформам могут вступить в конкуренцию за привлечение капиталов.

В России до сих пор популярно представление, что для иностранных инвесторов наша страна чрезвычайно соблазнительна, а таким образом, мы имеем возможность обставлять их приход множеством разнообразных условий, защищающих отечественные интересы. На самом деле глобализация поворачивает данную проблему совсем иной стороной. В мире существует много мест, борющихся за то, чтобы привлечь капиталы. И в XXI веке количество таких мест будет, скорее всего, нарастать по мере вовлечения в мировую экономику отсталых стран Азии и Африки. Поэтому стоит всего только одной стране слегка ухудшить инвестиционный климат, как основная тут же перебрасывается в другие страны с более благоприятными условиями для вложений. Причем развитие современных технологий делает принятие решений о выводе денег из кризисной точки более легким и быстрым, чем раньше.

Томас Фридман назвал настоящий эффект «золотой смирительной рубашкой». Подобный «наряд» всерьез ограничивает возможность амбициозных политических режимов обнаруживать свой характер и бравировать независимостью. Любая страна, желающая в настоящее время развивать экономику, легко может манкировать мнением Вашингтона (т.е. американской администрации), если скажем, тому не нравится ущемление прав и свобод, только она не может манкировать мнением Нью-Йорка (т.е. крупнейшего финансового рынка), ежели тому не нравится инвестиционный климат. Бегство капитала из России происходит потому, что в других местах инвестировать спокойнее и прибыльнее.

Вследствие этих двух причин мы стали получать меньше нефтедолларов, а те, что были, устремились в иные места.


Поделиться с друзьями