Юрий Крупнов: Стоит ли искать заговор в массовом отравлении спайсами?

отравление спайсами

Нaкaнунe глaвa ФСКН Виктoр Ивaнoв подтвердил, что в Россию пришел очередной новый опасный вид спайса. Несмотря на то, что, по словам главного наркоборца, в целом спайс-эпидемию в стране удалось остановить и арестовано аж 20 злоумышленников, свыше 700 человек отравились за полмесяца новым видом "химии", из них больше 25 погибли. При этом больше всего пострадавших – в Сургуте и двух регионах Поволжья – Кировской области и Башкирии. Примечательно, что торгуют наркотиком из Юго-Восточной Азии, как правило, украинцы, которые делают оптовые закупки в том числе и в Китае. Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Георгий Крупнов поделился своим экспертным мнением о том, нужно ли в новой напасти видеть геополитический мутаген, и как с ней бороться.

Иммигранты с Украины и беженцы, конечно, служат прекрасным «материалом» для рекрутирования тех, кого можно засылать в регионы с порцией нового наркотика. Это первый момент. Второе — наркотики действительно производятся в ЮВА, в том числе и в Китае. Управление наркотрафиком также идет из ЮВА, например, из Тайланда. Схема их доставки часто связана с забросом концентрированного синтетического наркотика в Москву, а оттуда уже рекрутируются гастролеры, курьеры, которые добираются до конкретных регионов со своим товаром.

Это целенаправленная политика с точки зрения получения сверхприбылей. Но, конечно, это не «геополитическое отравление» со стороны Китая или Украины. Но разве от этого ситуация становится лучше? Сверхзадача наркобизнеса существует, она заключается в том, чтобы «подсадить» на наркотик подростков, чтобы они пять-десять лет употребляли заразу. Это такой же маркетинг, как и Макдональдс или Пепси-кола, только со смертельным исходом.

Проблема в том, что эти спайсы появляются как неподконтрольные вещества, и сегодняшние процедуры и регламенты, порядок занесения их в перечень запрещенных веществ уже отстал от «рынка». Нам нужно давать ФСКН право временно, на полтора скажем года, ограничивать оборот таких веществ. Это можно делать в течение несколько дней. Сегодня же часто проходит полгода, прежде чем вещества попадают в список запрещенных.

Кроме того, нужно вести серьезную работу с государствами Юго-Восточной Азии (ЮВА), в которых часто эти новые наркотики так и не становятся запрещенным товаром, таким образом борясь с наркотрафиком еще на дальних подступах. Нужны колоссальные дипломатические усилия. Здесь, поскольку у нас всю политику внешнюю определяет МИД, то это он и должен выходить с предложениями, а не ФСКН, у которого пока получилось способствовать запрету эфедрина и псевдоэфедрина.

Во внимание надо также принять и то, что чудеса фармакологии привели к тому, что в Европе и Америке получили распространение так называемые «миксы», когда наркотический эффект получается от сочетания напитков алкогольных и безалкогольных, находящихся в свободной продаже, и таблеток, которые отпускаются по рецепту. Все эти «миксы», по сути, влияют на подростков так же, как и спайсы.

Нам необходимо защищать детей. В каждом регионе подростков на самом деле не так много. Не больше 30 тысяч человек. Их легко всех учесть и посчитать. Это не так сложно. Кроме того, необходимо поднимать, конечно, социальный статус семьи.

По материалам «Nakanune.ru»

Ваша оценка!


Поделиться с друзьями