Юрий Крупнов: Ситуация с гуманитарным грузом показывает абсолютную недоговороспособность Киева

гуманитарный груз

Гумaнитaрный груз, тoмящийся нa грaницe с Укрaинoй, вoт-вoт нaчнeт свoй путь дo пунктa нaзнaчeния. Груз уже признан гуманитарным и скоро будет мелкими партиями (до 30 машин каждая) направляться в пострадавшие регионы. Дирeктoр Институтa дeмoгрaфии, мигрaции и рeгиoнaльнoгo рaзвития Юрий Крупнов утверждает, что ситуация с конвоем показывает абсолютную недоговороспособность Киева. Своим экспертным мнением он поделился с читателями.

Для российской стороны важно, чтобы груз попал по назначению. Что будет украинская сторона делать с грузом, никто не знает. Но это будет, скорее всего, прямо противоположное его применению. И врядли в ситуации, когда есть абсолютно непримиримый и с каждым днем все более милитаризирующийся в направлении Москвы Киев, с ним о чем-то можно договариваться. С другой стороны, это ставит вопрос о том, что хотела показать Москва. Она хотела показать недоговороспособность Киева и абсолютный разрыв отношений. Это было очевидно.

Ошибка московских элит в том, что до сих пор рассуждения шли в формате "партии войны" и "партии мира". На самом деле, это, как я говорил, абсолютно превратный и навязанный формат.

Москва не понимает, что «партия войны» уже есть. Она абсолютно доминирует. Она поддерживается всеми западными государствами. Прежде всего, НАТО и США.

В таком случае, почему нынешний груз вообще должны пропускать? Вот представьте. Идет 30 июня 1941 года. Иосиф Сталин на помощь захваченному Минску направляет гуманитарный груз. И журналисты в Москве обсуждают, даст ли Гитлер Сталину прислать груз туда, куда ему, Сталину, хочется? Почему сегодня это обсуждается?

Может, груз и повернут. Но, в конце концов, это обессмыслит ситуацию. Помимо того, что сумасшедшим бездельникам с российских телеэкранов это позволит какое-то время покричать против Киева. Что не имеет никакого значения и раздражает всех в нашей стране и на Украине. Сентябрь-октябрь – барабаны войны. Эта вся неадекватность будет подчеркнута и в каком-то смысле поможет Западу увериться в своей непобедимости.

При этом работа не в том, что мы должны отвечать Киеву на его же языке. Дело в другом. Никто в Москве не понимает (и в этом ужас), что противник – не жертва, за которой бегают и решают, стрелять в нее или нет (вводить войска или нет), а это тот, кто в ближайшее время введет войска. Не важно, в Крым, в Ростовскую область. Это тот, кто сегодня интенсивно формирует наступательную армию, армию блицкрига. Тот, кто в этой армии будет поддержан всем Западом. Как прямыми военными поставками, так и дипломатическими средствами. Москва все раздумывает, воевать или нет. А ее уже давно никто не спрашивает, воевать придётся. Но либо с нашей стороны, неадекватным людям, либо тем, кто понимает ситуацию.

Единственный адекватный ответ – массированное, в 5-10 раз, увеличение помощи со стороны Москвы Новоросии. Помощи всех типов. Но ситуация максимально замораживается. Используются средства дымовой завесы, переговоры в Берлине. Потому что единственный для России способ не допустить войны на своей территории – увеличить помощь ополченцам. Если это не делается, значит, скоро мы увидим войну на территории России.


Поделиться с друзьями