Жизнь после финала

Жизнь после финала

Сoвсeм млaдшee пoкoлeниe зaвoрoжeннo читaлo сoцсeти, oнлaйн нaблюдaя зa прeврaщeниeм Рoссии в дoллaрoвo-eврoвую зoну, прoстo млaдшee и срeднee судoрoжнo выxoдилo в кэш, бeжaлo мeнять вaлюту, гaсилo крeдиты, стaршee – пoкупaлo кoнсeрвы. В последние ночи мы все мало спали. Чинoвники мoлчaли, бaнки гoвoрили об уверенности в завтрашнем дне, но с валютой расставаться не спешили.

Самым трагическим следствием ежегодной пресс-конференции Владимира Путина, состоявшейся в четверг, стало понимание того, что президент и правительство не осознают масштаба катастрофы для населения. Конкретных планов о том, как именно нас будут спасать, озвучено не было, поэтому стоит рассчитывать только на себя. Прошлые тревоги по поводу импортных сыров, которые чиновники почему-то возвели в ранг роскоши, кажутся на общем фоне совершенно смешными. Мы все были глупыми, рассуждая о праве человека на полные полки магазинов — теперь идет дискуссия о праве на мясо. Успокоительные фразы о том, что те, кто не оперировал долларами, вообще не пострадают, являются ложью: комбикорма отечественные производители закупают импортные, дорожает ГСМ, дорожают запчасти для техники и так далее. Цены растут на глазах.

В кризис стараешься играть не стратегически, а тактически: начал расти рубль – прикупил долларов и евро, начал падать – можно немного валюты продать. Самые рисковые могут пытаться играть на курсах акций российских компаний, однако мы не о них.

Для того, чтобы попробовать выработать не тактику, а стратегию, необходимо понять несколько важных моментов. Первое: произошла национальная катастрофа. Никакого «русского мира» больше нет, а граждане России, памятуя о «черном понедельнике» и «черном вторнике», еще долгие годы будут обменивать зарплату на доллары и евро. Второй, пока менее заметной по последствиям катастрофой стало почти полное игнорирование официальными телеканалами паники и кризиса. Благостная картина в телевизоре вошла в критическое противоречие с реальностью. Правительство и президент не дают внятных ответов на вопросы, которые всех волнуют. Такая манера держаться власти наверняка скажется на реальных электоральных рейтингах.

В текущей ситуации уже не работают многие прежние перспективные стратегии — «внутренняя эмиграция», «дауншифтинг» (сдать московскую квартиру и уехать в Гоа теперь не получится) и даже стратегия профессиональной самореализации: каждый гражданин России может вдруг и на долгие годы лишиться возможности работать по избранной специальности — будь то врач, журналист, учитель, пиарщик или рабочий.

Сейчас остается лишь пара привлекательных стратегий, причем прямо противоположных друг другу. Первая – абсолютная виктимность, принятие, решимость «разделить плату за последствия российской внешней политики с президентом, правительством и элитой», которые, отметим, сами не сильно пострадали: в условиях кризиса эти люди имеют чрезвычайно мало общего с теми, кто считает деньги на еду. Из того же разряда – стратегия «переживем». Давайте не забывать, что большинство старшего поколения постоянно голосовало за президента Владимира Путина именно с целью больше не переживать ни 1991, ни 1998 год. Эта стратегия зиждется на абстрактных ценностях, о которых не возбраняется думать хоть за бутербродом с икрой, хоть за куском черного хлеба: «встаем с колен», «у нас независимая позиция» и так далее. В такой ситуации реальная и воображаемая картины действительности неизбежно вступят в расхождение: твоя страна — победитель, а ты больше не можешь кушать мясо чаще раза в неделю.

Вторая стратегия может кому-то показаться аморальной — в силу своей предельной конкретности и прагматизма. Она сводится к самореализации и созданию личной зоны комфорта. В рамках данного курса все политические решения и заявления надлежит трактовать исключительно в разрезе «чем это хорошо/плохо по собственному почину для меня и моих близких». Если есть вероятность потерять работу — стоит заранее продумать следующий этап бытия: без чего жить невозможно, чем можно пожертвовать. Например, теряющий работу рекламщик может сказать себе, что для него главное – это рабочее общение с людьми, и найти себя, скажем, в продажах. Если главное для условного уволенного рекламщика – это работа со словом, то надо искать работу копирайтера или переводчика. Все, что служит реализации базовых потребностей зоны комфорта, – хорошо; все, что этому мешает, – для вас лично плохо. Данная стратегия полна подводных камней: в ее рамках писатель, к примеру, может оказаться курьером с четким рабочим графиком, который позволит ему в свободное время писать бесплатные колонки для сайтов новых медиа-проектов с надеждой однажды вернуться в профессию. Однако это уже будет вопросом допустимой предельной платы за зону комфорта.

Теперь о врагах, о «чужих» вашей личной зоне комфорта. Враги имеют право существовать в вашем окружении в случае, если они этому комфорту способствуют. Нравится по вечерам ломать копья в Фейсбуке? Не проблема. Не нравится, утомляет? Расфренживайте. Методы борьбы с ними известны и давно отработаны: «диванные бои», «игнор», наконец, реальные действия и даже доносы.

Информацию в свою очередь следует фильтровать. При этом не стоит путать СМИ и журналистов с оппонентами и близкими. Как лицо пристрастное, я бы рекомендовала избегать личных отношений с журналистами, чьи статьи вам нравятся или не нравятся: в эти дни им не до посторонних разговоров и точно не до того, чтобы выслушивать проклятия со стороны. Не пишите писем в редакции: их читают, но на поверку 90% из них пишут сумасшедшие. Читайте новости, причем разноплановые. Информация – это единственное, что влияет на вашу зону комфорта, и об этом стоит подумать. Для последовательного принятия предельно конкретных решений вам нужна как можно более четкая фактура. Читайте те СМИ, которые ее дают, не читайте и не смотрите те, которые абстрактно рассуждают о высоком.

Будьте эгоистами, не верьте в невозможное.

Жизнь после финала
Ваша оценка!


Читайте также:

Поделиться с друзьями