«Я – поджигатель атомной войны!»

Анатолий Кашпировский

Сегодня отмечается Всемирный день психического здоровья. По оценкам экспертов, в западных странах на одного специалиста по психопаталогии приходится 700-100 человек, а в России — 10 тысяч. В то же время, только по официальным данным, в нашей стране зарегистрировано более 300 тысяч колдунов, экстрасенсов, знахарей, целителей — их доходы в несколько раз превышают бюджет Минздрава.

К «альтернативной волне» относят и Анатолия Кашпировского, который впервые появился на телеэкранах 25 лет назад, 8 октября 1989 года. В начале 1990-х его вроде бы запретили — Кашпировский исчез из эфира. Тем не менее, за прошедшие годы он объездил со своими «сеансами массовой психотерапии» десятки стран и сегодня гастролирует по регионам России под лозунгом «Я пришел воскрешать живых». О том, как у него это получается, применяет ли он гипноз и существует ли зомбирование, Анатолий Кашпировский рассказал в интервью «Росбалту».

— Анатолий Михайлович, вы чувствуете, что по-прежнему востребованы своими пациентами?

— Во-первых, не чувствую, а знаю. А во-вторых, все люди на Земле – пациенты. Другое дело, что у одних уже имеется острая необходимость от чего-то спасаться, избавляться, а у других она еще только зреет…

— Как вы провели последние 25 лет?

— Это был жизненный ураган, шторм, бурное путешествие на лодке вокруг света… Перед распадом Союза жил на Украине, в Киеве. В 1991-м пришлось выбирать: Украина или Россия. Я выбрал Россию, живу в Москве, но много разъезжаю, бываю в разных странах. Мое детище — телетерапия — дала потрясающий результат, несмотря на ложные выводы разных невежд, завистников и недоброжетателей.

— Как сами-то считаете, почему вам запретили выступать на телевидении?

— Ну, это полное вранье! Никто мне ничего не запрещал. Да и что запрещать? Вы сами-то подумайте своей головой! Я что – убиваю, режу? Мыслю, рассуждаю, учу, развеиваю заблуждения людей на психологические темы… Разве может быть запрет на мысль?

Кстати, нелепый указ о запрете массового гипноза появился только в 1993-м — спустя 4 года после окончания моих передач. Но я не использовал гипноз. Мои выступления были литературно-философскими просветительными беседами. Гипноз вообще не лечит, а применяется только для того, чтобы, уснув, человек был не способен критически относиться к словесным внушениям. Но никаких исцелений от соматических нарушений при этом не наступает, ибо носителем таких внушений является слово – посланец ума, которому дверь в управленческие механизмы физического естества человека закрыта навсегда.

Не существует также никакого зомбирования, как это придумано невеждами. Я более двадцати лет наряду с работой в клинике был эстрадным гипнотизером, демонстратором психологических опытов. Выполнял мысленные задания, водил машину с завязанными глазами, останавливал у самого себя сердце и т.д. Знаю всю эту кухню, как никто другой… Поэтому гипнотизирование из-за невозможности корректировать анатомию человека давно не применяю. Знаете, как я называю гипноз? «Карлик среди лилипутов» или «лилипут среди карликов». Любой человек как минимум дважды в сутки бывает в гипнотическом состоянии: при засыпании и пробуждении, проходя четыре стадии – уравнительную, парадоксальную, ультрапарадоксальную и наркотическую. Гипнотическое состояние возникает и от ряда обстоятельств, например – от укачивания во время нахождения в автобусах, самолетах. А еще есть дорожный парагипноз, когда усыпляющим фактором для водителя является мелькающая дорога. Укачивание детей на руках у матери — тоже самое настоящее гипнотизирование… Но к тому, что я делаю, все это не имеет никакого отношения.

— Ну а сегодня вас уже никто не пытается «прикрыть»?

— Конечно, бывают попытки вставлять палки в колеса… В основном, со стороны разных невежд, не понимающих сути моей работы. У меня за спиной – слишком много такого, что вызывает зависть, порой страх и нелепые подозрения.

— Объясните смысл фразы на ваших афишах: «Я пришел воскрешать живых». Зачем живым людям ваше воскрешение?

— Эта фраза подчеркивает главную направленность моей работы: возрождение умирающей или уже умершей части физической плоти. Поэтому, конечно же, нуждаются. Да еще как! Взгляните вокруг: я уверен, что далеко не у каждого из окружающих нас людей имеется 32 зуба…

— Погодите, погодите… Но люди-то, к которым вы приходите, не умирают, они — живы!

— Живы, но какой-то частью своего тела все равно наверняка умерли. Например, у них мертвые зубы или волосы. А инфарктники — разве в месте поражения инфарктом у людей не происходит омертвение сердечной ткани, разве у них сердце не на грани остановки? Они тоже как бы умирающие. Но уже почти мертвый орган — сердце, пищевод, желудок, печень, почку, грудную железу — можно воссоздать. Возродившись, а стало быть, воскресившись своей умершей частью, возрождается или воскрешается весь организм.

— Короче, воскрешаете нас по частям?

— Не по частям, а отдельные частицы и части. Но главное, что происходит это в пределах одного живого организма, которому угрожала гибель из-за этих нарушений. Отсюда такое, казалось бы, парадоксальное, я бы сказал — поэтичное название, не имеющее ничего общего с религиозным воскрешением. Здесь нет конкуренции с религиозным выражением «воскрешение мертвых». Сюда я не вмешиваюсь. А вот если у человека что-то частично умерло и не может воссоздаться — это ко мне.

— Не боитесь, что вас из-за такого неоднозначного девиза в очередной раз примут за шарлатана?

— А что тут такого? Да, я пришел воскрешать живых. Это же правда.

— И многих вы уже так воскресили?

— Около 10 миллионов человек – это только благодаря телепередачам, и по подсчету независимых источников. Но на самом деле гораздо больше.

— Как вы думаете, почему люди подчас доверяют не лекарствам, врачам, а такого рода воздействию, как ваше?

— У меня не воздействие, у меня – понимание человека. Относительное, правда. В этом и секрет.

— Может ли кто-то из лечащих врачей-психотерапевтов или так называемых целителей освоить методы Кашпировского?

— На сегодняшний день это нереально. Я сам – ходячий метод. «Школы Кашпировского» нет, поскольку научить такому невозможно. Я не «экстрасенс» и не «целитель». Я вам скажу, кто я. Я — поджигатель атомной войны в организме человека, к его же собственной пользе… Именно войны, вызывающей игру атомов, молекул, приводящей к оздоровлению физического естества — срастанию костей, восстановлению зубов, безоперационному удалению небных миндалин, исчезновению варикоза, выравниванию стопы, исчезновению рубцов, морщин, аллергии… И даже – изменению цвета глаз. Могу делать это на улице, в автобусе, где угодно… Кто может повторить такое? Никто. Даже не старайтесь…

— Есть ли в вашей работе доля риска?

— Моя работа носит философский характер. 90 процентов ее – это уроки раскрытия человеку человека, освобождение его от определенных заблуждений… Я избегаю любой негативной информации, которая могла бы неверно запрограммировать людей.

— Как думаете, надо ли возобновить ваши телемосты и телевизионные операции?

— Телепередачи на психологические темы крайне нужны. Ибо у населения на этот счет самые превратные представления. Кроме того, ничто в сфере психологического воздействия не является таким могущественным, как воздействие через экран, способное избавлять людей от многих неизлечимых состояний.

— А если другой человек, не вы, придет на Первый канал и заявит: «Я – тоже метод!»? Тогда что?

— Тогда — ничто! Ничего не выйдет у него. Потому что для этого надо иметь очень убедительное прошлое, без которого невозможно настоящее.

— Как вы объясняете тот факт, что в других странах мира не появляются свои Кашпировские?

— Причина одна – домашняя мудрость. Для понимания человека нужна дорога и люди, самые разные – молодые и старые, живые и мертвые, книжные и реальные. Сидя дома или в кабинете, человека не увидишь. Думаете, 25 лет работы в психиатрической больнице даром прошли? Вот насмотришься на людей, тогда увидишь человека глубже. И то — при условии, если имеешь острый глаз. Главный вопрос тому, кто захочет повторить или превзойти мою работу: «Ты можешь изменить анатомию человека к лучшему? Не можешь? Все – иди, постой в сторонке. Ты еще маленький. Ты можешь всего лишь поднять настроение, уменьшить или снять депрессию, побороть бессонницу, заикание, устранить вредные привычки – молодец! А ты возьми и измени, скажем, челюсть человека, выровняй ему зубы без брекетов!».

У меня есть желание: собрать в зале триста человек врачей, особенно специалистов «ухо-горло-нос», желательно тех, у кого плохо дышит нос. И за три минуты сделать им всем нормальное носовое дыхание.

Другой пример – вызвать устойчивое изменение запахов тела. А ведь на моих выступлениях у людей начинают выделяться феромоны, которые дают резкий возбуждающий эффект и имеют более сильный аромат, чем французские духи.

При этом я использую только то, что уже есть в человеке. Никого не лечу, а учу, незаметно внедряя в людей пробуждение скрытых струн здоровья, к которым человеку самому не добраться. Про себя я называю свою работу «Мои невидимые стрелы». Как сказано в Библии: «Не нарушить я пришел законы, но исполнить»…

Люди слепы и далеки от познания. Мы не можем докопаться до клада в себе. Мы ничего о себе не знаем. Вот, например, сколько у вас волос на голове — можете сказать? То-то… Ни один мудрец этого не знает. Природа не дает добро, чтобы человек входил внутрь себя, поскольку он своим умом может себя разрушить. Уму каждого человека столько, сколько ему по паспорту. А телу, по сути, уже сотни миллионов лет. Вникнуть в тайны такого древнего тела умом, которому всего пятьдесят-сто лет, невозможно…

— Но к космосу-то можно обращаться за здоровьем? Вдруг поможет?

— Обращайтесь. Организм вас не послушает, поскольку он навеки закрыт для проникновения ума. Наше тело слишком древнее, малыши туда не допускаются. Посадите за штурвал авиалайнера пятилетнего карапуза. Что будет?

— В свое время вы собирались лететь в космос, тренировались, чтобы проводить свои телесеансы с орбиты. А сейчас полетели бы?

— Если предложат – не откажусь. Здоровья у меня хватает. Но при условии, что мне дадут возможность провести оттуда, скажем, десять полостных операций в разных клиниках по всей стране. Представляете? На борту космического корабля или МКС даешь программу обезболивания, а в Москве, затем по ходу в Красноярске, Чите, Владивостоке у пациентов без медикаментозной анастезии удаляют вентральные грыжи, ампутируют ногу, оперируют глаз… Но ведь не дадут, не пустят! Один из священников еще в 1996 году заявил, что если Кашпировский полетит в космос, то он себе отрежет бороду. А что в этом такого? Люди, которые уже не верят лекарствам и врачам, жаждут исцеления из космоса. Запустите меня туда – и оно придет.

Беседовал Андрей Володин

По материалам «rosbalt.ru»

«Я – поджигатель атомной войны!»
Ваша оценка!


Читайте также:

Поделиться с друзьями